На главную   


ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ ГОРОДА ПОЛЕВСКОГО

   Автор статьи: Станислав Карпов, 2013 г.
Из книги «Destination: Полевской» (2013)

«После второй поездки царя за границу (1716-1717 гг.) правительство активизировало строительство горных заводов на Урале. Побывав в Европе, Петр Великий убедился в отставании России и обратил взор на огромные лесные и рудные богатства своей страны. 1716-1745 гг. были временем промышленного расцвета Среднего Урала. Урал осваивали талантливые люди: гений Петра проявился не только в его замыслах, но и в выборе соратников. В 1716-1745 гг. строительством горных заводов занимались Демидовы, В.Н. Татищев и В. Геннин. Демидовых поддерживало государство, Татищев и Геннин действовали самостоятельно, но трудности, которые пришлось преодолевать и тем и другим, позволяют считать их “первопроходцами”. Около 50 частных и казенных заводов, построенных ими, коренным образом преобразовали этот регион и во многом способствовали его экономическому развитию».
Р. Порталь

Пётр I, В.Н. Татищев, В. де Геннин


Полевской завод

   Предпосылкой появления нашего города послужила найденная в 1702 году крестьянином Арамильской слободы Сергеем Бабиным и крестьянином Уткинской слободы Козьмой Сулеевым медная руда на Медной горе (будущие знаменитые Гумёшки). Вскоре Гумёшевский рудник начал действовать. Однако возить руду приходилось далеко.

   Гумёшкам в книге «Destination: Полевской» (2013) отведён специальный раздел. Здесь же отмечу, что официальным годом основания Полевского считается 1718-й - когда, по одним данным, началась промышленная разработка Гумёшек, по другим - промышленная разработка медного рудника на месте современного машиностроительного завода. Однако в настоящее время вопрос о дате основания остаётся дискуссионным. Так, в некоторых источниках можно найти сведения, в которых говорится, что начинался наш город с деревни Полевой, основанной в 1700 году на речке с таким же названием. Её жители занимались сельским хозяйством. Также пишется, что датой основания считается 1724 год (то есть когда было закончено строительство первой очереди завода). П.П. Бажов видел надпись на чугунной доске: «Завод основан в 1702 году по распоряжению думного дьяка Виниуса». (Однако Павел Петрович называет её “мемориальной фальшивкой”.)

   В 1709 году Фёдор Бабин (брат Сергея Бабина) открыл медную, а в следующем - железную руды на речке Полевой, протекающей у Думной горы. В 1723-м опытный рудознатец и экс-владелец Мазуевского завода Фёдор Иванович Молодой доносил горному инженеру и генералу Вильгельму де Генину, что когда на этом месте набрали четыре воза верховой руды и расплавили её на Уктусском заводе, то оказалось, что она “содержит в себе чистой меди из центнера фунт” (1%). После этого на реке Полевой появились шахты и жильё для рудокопщиков. Вокруг Полевского рудника, для защиты, выросла палисадная крепость, построенная солдатами Тобольского полка. В 1724 году у подножия горы появился Полевской медеплавильный завод - первый горный завод на Чусовой!

   П. Бажов в «Двух ящерках» писал: «Нашу-то Полевую, сказывают, казна ставила. Никаких еще заводов тогда в здешних местах не было». Постройка завода обошлась примерно в 7 500 руб. Запомните, что начало медеплавильному производству положил выдающийся инженер, начальник горных заводов Георг Вильгельм де Геннин, а главный командир Уральских и Сибирских заводов Василий Никитич Татищев (с 1734 г.) наш завод расширил. Название «Полевской» произошло от речки Полевой (речка же названа так, потому что берёт начало с полей). Но есть народная версия, по которой название Полевского происходит от боевого клича командира крепости: «В поле войско!»; по нему солдаты выходили в поле прогонять налетевших с юга башкир. В 1724 году солдаты накопали чуть более 3 276 тонн (около 200 тыс. пудов) руды. Тогда же дала медь первая очередь завода. (Выплавлено было 3 тонн (173 пуда) чёрной/неочищенной меди.) Полевской завод (и Уткинская казённая пристань) регулировал сброс воды в Чусовую и мог менять уровень воды в реке, контролируя (в сторону своей выгоды) сплав “железных караванов” (барок).

   В 1724 году под руководством плотинного мастера Леонтия Степановича Злобина и организатора горного дела на Урале Никифора Герасимовича Клеопина была возведена плотина, высотой более 8 метров (4 саженей). Указ о строительстве плотины Казённого пруда (это его первое название, позже он будет Верхним или Полевским) Пётр I подписал 1 января 1722 года. Она строилась солдатами Тобольского полка, крепостными крестьянами (слобод Полевской и Северской, из крепостей Косой Брод и Полдневая) под присмотром В. де Геннина... (продолжение в книге «Destination: Полевской», 2013)

   К 1727 году завод был расширен (появились рудопереплавные, обжигательные и другие фабрики) и 1 апреля произошла первая плавка медных руд в «новоманерной» плавильной печи второй очереди. На Екатеринбургский и Уктусский заводы руда больше не поставлялась.

   В 1732 году при медном заводе началось строительство доменной печи для переплавки железной руды (для передела её в чугун), найденной в окрестностях. В 1734/5-м была построена небольшая доменка (работала не более трёх месяцев в году). В 1735-м приступили к строительству второй доменной печи. Однако её не достроили; она числилась запасной.

   С 1735 по 1739 гг. готовый чугун отвозился для переработки его на железо в Сысертский железоделательный завод или в Екатеринбург. Но это было невыгодно, так как полученное железо отвозилось на пристань близ деревни Макарово (то есть почти в обратном направлении), и отсюда на баржах сплавлялось по Чусовой и дальше по Каме в центр России. Встал вопрос о создании кричного производства вблизи Полевского (будущего Северского завода).

Крепость Полевского завода Совершим экскурсию в 1734 год и посмотрим, как выглядел Полевской завод. «Первому взору (с Думной горы. - С.К.) предстают: слева пруд, большая плотина с деревянным срубом (длиною более 20 м), ниже плотины, вытекающая из пруда, речка Полевая. По обе стороны речки, на большом пространстве, почти полкилометра длиною, раскинулась крепость. Деревянная. Стены крепости в виде частокола из доставленных вертикально друг возле друга бревен с заостренными верхними концами. По углам крепости и на северной стороне 5 бастионов высоко взметнули свои башни. В верхней части бастионов бойницы. Вокруг крепость обнесена рогатками - заостренными кольями, вкопанными в землю и направленными в сторону от стен, с наклоном влево и вправо. Внутри крепости, ближе к плотине, видны корпуса медеплавильной фабрики с 9-ю печами, корпус строящейся доменной печи, здания других цехов. На левом и правом берегах реки жилые дома. Их много - по левой стороне насчитываем 65 домов, по правой - 40. Большие дома на плотине и около нее. Слева от речки - деревянная церковь, рядом колокольня. В крепости двое ворот: Северные и Полдневские (Южные). К Северным подходят дороги от Гумешек и Кособродской Крепости, к Полдневским - с Нагорной стороны. Недалеко от 4-го бастиона имеется еще одна небольшая плотина, возле которой расположилась “фабрика для промывания руд”. После осмотра Полевского издалека, спускаемся с горы и идем левой стороной к крепости для более подробного ознакомления. Подходим к Полдневским воротам. Рядом караульная изба. Солдат пропускает нас через ворота в крепость... (продолжение в книге «Destination: Полевской», 2013)

   По некоторым данным в 1737 году Полевской завод останавливался на 215 дней. О причинах этого пишет Д. Шейнберг (под псевдонимом И. Давыдов) в книге «Северские трубники» (1989): «Вернувшийся на Урал В.Н. Татищев начал строительство сразу семи новых заводов. Рабочих рук не хватало, местные крестьяне были уже расписаны по действующим предприятиям. Татищев решил воспользоваться вольнонаемными людьми. В Тюмень, Тобольск, на Каму, в Центральную Россию и даже Москву отправил он гонцов для найма “кирпичников” и “прудовщиков”. Но лето уже истекало, а гонцы никого не могли нанять. Ничтожно мало было свободных людей в тогдашней России. Именно потому Татищев и построил Северский завод деревянным. И строился он медленнее, чем другие уральские предприятия. Татищев присылал строителей с Каменского и Полевского заводов».

А.Ф. Турчанинов В 1758 году казённый завод, включая Северский и Сысертский (оценённые не более чем в 200 тыс. руб.), были проданы соликамскому купцу Алексею Фёдоровичу Турчанинову (а на наши заводы претендовали также барон Александр Строганов и граф Сергей Ягужинский), который стал их полноправным хозяином. Заводы вошли в состав Сысертского горного округа. Бажов по этому поводу писал: «Среди больших дворцовых птиц, растаскивавших казенные заводы, оказался лишь один ястребок попроще - соликамский “солепромышленник и фабрикант в ранге сухопутного капитана” - Турчанинов. Этот угодил царице изготовлявшейся в его мастерской медной посудой…». Замечу, что тазы, кастрюли, чайники, самовары и др. изготовлялись на металлической фабрике Троицкого медеплавильного завода, которая была запущена в начале 1743 года. Завод же был основан М.Ф. Турчаниновым в 1731-м. Завод и фабрика закрылись в 1772-м. В «Сысертских горных заводах» (1855) К.И. Кокшарова отмечается, что заводы отданы А.Ф. Турчанинову «в вознаграждение убытков, которые он потерпел по соляным промыслам своим, в операциях с Правительством». «Государственная Берг-Коллегия, - отмечал управляющий В.Д. Черкасов (1882), - высказала при этом мнение, что если вместе с железными заводами не отдать ему и Полевского завода, то Гумешевский медный рудник может совсем запустеть».

   Вступив во владение заводами с 1 января 1759 года, новый владелец оказался рачительным хозяином и повёл дело более прибыльно, чем казна. Например, на заводе Турчанинов построил несколько новых печей, для которых вместо старого деревянного был возведён каменный корпус; перевёл производство на горны типа «сплейс-офен». Он обращал внимание на «чистоту выделываемых металлов, …хлопотал, чтобы железо имело гладкую поверхность, а медь приятный цвет, не говоря уже о внутреннем их достоинстве», - пишет К.И. Кокшаров.

Медеплавильные печи А.Ф. Турчанинова

   В январе 1774 года на Полевском заводе было полностью остановлено производство в связи с его подготовкой к обороне от пугачёвских войск. Зимой 1773/74 года отряд пугачёвского полковника Ивана Наумовича Белобородова шёл на Екатеринбург. «Еще в октябре 1773 года, получив информацию, что “близ Оренбурга умножились казацких злодейств партии”, [Турчанинов] отдал жесткое и четкое указание своей заводской конторе: “Чтоб при Сысертских заводах у всех мастеровых и работных людей в каждом доме чрез нарочных надежных людей в сутки по три раза чинили осмотры, все ли при своем деле”. (Самого Турчанинова в Сысертском заводе не было - он находился в Екатеринбурге и действовал через приказчиков. - С.К.) …завод помимо палисада окружили валом из хвороста и снега, политого на морозе водой. Поставили также пушки. Посланная из Екатеринбурга команда солдат была размещена... (продолжение в книге «Destination: Полевской», 2013)

   Завод разрастался. В 1809 году здесь действовали 9 медеплавильных печей (а сначала их было 6), 4 пары цилиндрических деревянных мехов при одном водяном колесе. В каждой печи плавилось до трёх тонн (до 160 пудов) руды, из которой выходило до 57 кг (до 3,5 пуда) чистой меди и до 327 кг (до 20 пудов) «медноватых криц» (сырье меди, направлявшееся в дальнейшую переработку). Кроме печей, в медеплавильне имелся кричный горн, в котором пережигались медные крицы. В один приём в горн загружалось 164 кг (10 пудов) крицы, из которой выходило от 12 до 20 кг (от 30 до 50 фунтов) черной меди. В одном из горнов (он назывался шлаковым) изготовлялась медь штыковая. При таком оборудовании медеплавильня вырабатывала ежегодно до 442 тонн (до 27 тыс. пудов) меди. Работало 9 водяных колёс.

   С 1759 по 1871 гг. было выплавлено около 33 тыс. тонн (ок. 2 млн. пудов) меди. Завод тем самым внёс значительную лепту в баланс цветных металлов Урала! В 1812 году завод принимал участие в снабжении русской армии ядрами и бомбами (от 0,8 кг (2 фунтов) до 82 кг (5 пудов)).

   В 1822 году выплавка чугуна на заводе прекратилась, а в 1832-м у него появился новый хозяин - Павел Дмитриевич Соломирский. По поводу Соломирских Бажов пишет: «Дробность владения, позволила более ловкой и близкой к верхам семейке Соломирских скупить большую часть владения и стать тем заводским барином, прихотью которого определялось заводское производство. Во времена моего детства как раз заканчивалась борьба Соломирских за владение с последней Турчаниновой. Так и говорилось: на половине Турчаниновой, на половине Соломирского, но больше “половины” звались по управляющим, которых тоже было двое: Трубин и Черкасов. Нужно сказать, что рабочие и служащие, кроме “прихвостней”, относились к этой борьбе с насмешкой. Борьба, однако, была слишком неравна. У Соломирского было девяносто частей владения, а у Турчаниновой таял последний десяток, переходя через вторые и третьи руки к ее противнику. К концу восьмидесятых годов Турчанинова была сведена на положение “прихлебательницы”, с которой перестали считаться. Ее дети уже вовсе не имели никакого значения. Единственным владельцем заводов остался Соломирский».

   В 1861-м завод был взят в казённое управление, а в 1864-м назначен на публичную продажу, которая впоследствии не состоялась.

Д.П. Соломирский В 1870 году после смерти Д.П. Соломирского завод (согласно завещанию от 9 апреля 1860 г.) перешёл к его старшему сыну - Дмитрию Павловичу, который сумел вывести округ из кризиса первых пореформенных лет. Д.П. Соломирский был введён во владение доставшихся ему долей 30 декабря 1870 года. В 1881-м Сысертские заводы состояли во владении 17 лиц, принадлежавших к четырём ветвям рода А.Ф. Турчанинова. Активно скупая паи (20 тыс. руб. за пай), доля Соломирского вскоре составила 82,1% всего владения, что сгладило возможные негативные проявления «многовладения», вновь грозившие заводам во второй половине XIX века.

   В 1872 году, в связи с закрытием Гумёшек, завод был перепрофилирован в железоделательный (чугун для него стали доставлять с Северского завода). В одном из очерков Павел Бажов делится впечатлениями, полученными в детстве, об оборудовании Полевского завода: «Низенькое здание медеплавильной с толстыми закопченными стенами, котел и почерневшие от времени трубки напоминали о глубокой старине. …Здесь медь плавилась в каком-то старинном котле, в который со всех сторон были проведены трубки-поддувалы. Чтобы очистить медь от примесей, расплавленную массу “дразнили”, опуская в нее березовую палку, чуть подсушенную. Древесный сок вызывал бурление, и на крышу летела “медная пена” - мелкие шарики, которые мы, ребятишки, охотно собирали для игрушек. Взрослые, кстати сказать, тоже иногда собирали “медную пену”, но уже по другим соображениям. Они приписывали ей лекарственное значение - сращивает переломленную руку или ногу, помогает от грыжи, желудочных болей и так далее».

   В конце XIX - начале XX столетия Полевской железоделательный завод продолжал расти. В 1897 году было произведено железа (круглого, узкополосного 4-гранного) 5007 тонн (305 680 пудов). В 1890-91 гг. на заводе были установлены сварочные и пудлинговые генераторы, милбарсовая машина. Выход металла из переделанных старых газопудлинговых печей увеличился с 350 до 600 пудов в сутки (с одной печи при прежнем расходе топлива). В 1892-м две дровопудлинговые печи заменили одной двойной газопудлинговой. В 1894-м построили конденсатор с холодильниками при пудлинговых хвойных генераторах. Установили 30-сильный котел батарейной системы для приведения в действие обжимочного молота при пудлинговом производстве. Завод имел одну из крупных в горном округе механическую мастерскую. В здании мастерской размещались токарно-слесарное и столярное отделения. Шесть разных станков - токарных, винторезных, строгальных и сверлильных - приводились в действие паром. Паровая машина в 12 лошадиных сил стояла в особой пристройке рядом с мастерской. В мастерской обтачивались валы для прокатного производства. Главной двигательной силой производства оставалась вода, скапливаемая в пруду. Появилось электрическое освещение, телефон…

   В 1900 году наступил металлургический кризис. Постепенно производство завода стало снижаться, так как на железо был слабый спрос (заводы юга России, оснащённые более современной техникой, поставляли железо по более низкой цене). Однако спрос на медь не падал: в 1912 году на заводе было выплавлено 1515 тонн (92,5 тыс. пудов) меди, что значительно больше, чем в предыдущие годы.

   В годы Первой мировой войны завод находился в состоянии глубокого упадка, а к началу 1917 года производство было парализовано. В 1912-м Д.П. Соломирский продал Полевской завод акционерному обществу с английским капиталом.

Контора Полевского завода

   В 1918 году завод был национализирован (перешёл в государственную собственность). В 1919-м действуют волочильный, шурупный, гвоздарный цехи. В 1920-1921 гг. выдаётся металл. Однако Уральский Совет народного хозяйства (Уралсовнархоз) выносит решение закрыть Полевской завод как не имеющий перспектив к дальнейшему развитию. В 1923-м завод был поставлен на консервацию, а осенью 1925-го передан в ведение английской концессии «Лена Голдфилдс Лимитед», которая по договору обещала ввести завод в действие. Но этого не произошло. Основное оборудование, просуществовавшего 200 лет завода, перевезли в Ревду и на другие заводы Урала. Некоторое время на заводе действовал промкомбинат. В 1941 году сюда из Москвы эвакуировали завод «Красный металлист», который стал вырабатывать оборонную продукцию. После войны завод передают в систему треста «Союзпроммеханизация». В апреле 1961 года к «Красному металлисту» был присоединён завод оцинкованной посуды. Объединённое предприятие получает имя «Полевской машиностроительный завод» («ПМЗ»).

   Сегодня ЗАО «ПМЗ» успешно развивается, специализируясь на выпуске подъёмно-транспортного оборудования (все типы конвейеров: ленточные, ленточные модульные на самонесущей конструкции, элеваторы винтовые, скребковые, катучие, передвижные, круто-наклонные Z-образные, различное нестандартное оборудование).


Северский завод

   С открытием новых запасов железной руды, 21 октября 1734 года начальник казённых заводов Урала Василий Никитич Татищев принял решение на месте между речками Северная (ныне Северушка) и Полевая построить Северский железоделательный завод и окружить его деревянной крепостью. Татищев так докладывал о своём решении в Санкт-Петербург: «Осмотрел я место на речке Северной, расстоянием в 6 верстах от Полевского завода. Оно весьма пригодно для строения молотовых фабрик, а поэтому я велел здесь строить завод на 6 молотов. Для работы населить его работниками, такими же, как и на Сысертском заводе». Название «Северский» завод получил по речке Северной.

   Строительство завода началось 1 апреля 1735 года, а 15 января 1739 года он выдал первую продукцию - кричное железо, которое было отправлено на Сылвинский и Уткинский заводы.

   Полевской чугун стали возить на лошадях на кричную фабрику Северского, где за неделю из него выковывали до трёх тонн (180 пудов) кричного железа.

   В 1739 году была полностью возведена плотина. (Пруд стал называться Нижним или Северским.) Её первыми строителями были мастеровые Анисим Зырянов, Михаил Шелегин, Григорий Силин, Захар Савёлкин, Спиридон Плотников, Леонтий Злобин. Руководил работой Л.П. Грамотчиков. Длина первой плотины составляла 320 м (150 сажен), ширина 40 м (20 сажен), а высота 6 м (3 сажени). Подтверждение тому, что строились плотины на совесть, можно найти в книге В.Я. Романова «Северский завод» (1959): «В 1953 году в Северском производилась реконструкция заводской плотины. Разбиралась каменная кладка, уложенная 124 года назад. Кладка состояла из крупных вытесанных кусков различных горных пород, залитых известковым раство¬ром и скрепленных полосовым железом. Железная полоса с одного конца завита “в ухо”. На чугунной отливке, закрепленной чекой, указана дата “1829”. В зоне сварочного соединения выбито два клейма: на одном изображена цапля - именной герб владельца заводов, на другом - буквы “ТСАТ” - титулярный советник Алексей Турчанинов. На металле, находившемся в плотине, осталась ковочная окалина. В течение века железо сохранило высокую стойкость. Остов плотины, схваченный кричным железом Северского завода, выстоял 124 года!» (продолжение в книге «Destination: Полевской», 2013)

   При заводе в 1747 году бергмейстером Густавом Рейзером и уральским механиком Никитой Бахоревым построена мраморная фабрика - мельница для резки и полировки белого и цветного мрамора. В 1747-1748-х здесь были изготовлены крупные мраморные плиты для Петербургского (Смольного) Воскресенского Новодевичьего монастыря. В 1751-м вододействующая фабрика перестроена горным деятелем Иваном Сусоровым по чертежам Петергофской гранильной фабрики. Мрамор отправлялся в Екатеринбург, Москву, Санкт-Петербург. Однако в 1765 году из-за сокращения заказов фабрику пришлось закрыть.

   В 1758 году из-за убыточности производства казённый завод (включая Полевской и Сысертский), были проданы соликамскому купцу А.Ф. Турчанинову. Он повёл дело более прибыльно, чем казна.

Крепость Северского завода Совершим экскурсию и посмотрим, каким был завод более 200 лет назад. Поднимемся на Малаховую горку. «Отсюда в направлении на юго-запад виден большой пруд. Воды его разлились далеко на юг и на северо-запад. …Стены крепости (1735 г.). Протянулись они далеко, по обе стороны Северной. По периметру крепость простирается на расстояние более километра. Четыре бастиона. Вдаль стен протянулся ряд деревянных рогаток из заостренных кольев, вкопанных в землю и направленных в сторону от крепости. Крепость построена значительно позже Кособродской и Полевской, но чем-то похожа на них. Тот же палисад - вертикально поставленные рядом друг с другом и сверху заостренные бревна. Возвышающиеся над ними, по углам крепости, бастионы сооружены в виде шестиугольников. Угловые столбы в них забраны заколотом из бревен. Сверху - деревянная крыша конусом. Видны бойницы. В некоторых из них - пушки. А всего там установлено: пушек чугунных 6-ти фунтовых - 2, 3-фунтовых - 10. К ним имеются чугунные ядра: 6-ти фунтовые - 240 шт., 2-фунтовые - 300 шт., дробь чугунная 6-ти фунтовая - 12 пудов, 2-фунтовая - 30 пудов, картечь - 600 шт. Имеются мортиры 3-х фунтовые - 6 шт. Хранятся боеприпасы во втором бастионе на первом этаже. В крепости трое ворот. Из первых дорога идет на Полевской завод, от вторых - на Кунгурскую пильную мельницу, из третьих - на Красную Гору и Кособродскую Крепость... (продолжение в книге «Destination: Полевской», 2013)

   В 1859 году на заводе появляется первая доменная печь. Она строилась по подобию германских высоких коксовых печей. Её производительность составляла 16 тонн чугуна в сутки. Руда доставлялась на лошадях с Красногорского (открыт в 1735 г.), Кособродского (1735), Аркадьевского (1877), Северского (1884), Рябиновского (1884), Раскуихинского (отчислен от Ревдинских заводов в 1892), а также Осиновского, Вознесенского, Больше-Угорского, Безштановского и Смородинского рудников и обходилась около 3-4 коп. за пуд. Н.С. Алфёров в книге «Зодчие старого Урала» (1960) пишет: «Доменный завод обычно состоял из доменных печей (от одной до четырех), литейного или доменного двора, въездного моста, сушильни, а также помещений для воздуходувных машин, для отливок из чугуна, формовых, складских и прочих. Производственный процесс на этих заводах начинался с приемки уже очищенной и обожженной руды. На заводе она подвергалась дроблению и хранилась в специальных складах. Из складов руда и уголь по въездному мосту или эстакаде доставлялись к домне и в определенной пропорции засыпались в нее. Состав шихты уточнялся опытными плавками. Главное внимание при строительстве и перекладке домен обращалось на правильное построение внутреннего профиля. Внутренняя облицовка печей производилась раньше огнеупорным камнем, а затем, во второй половине XIX века, для этой цели широко использовался огнеупорный кирпич. Правда, печи из горнового камня выдерживали обычно 10-12 задувок (10-12 лет), а из кирпича почти ежегодно перестраивались. Распад печи (внутренний диаметр) достигал 3,2 и 3,9 метра, а высота домен - 13 м. Толщина стен (облицовка огнеупорным камнем и заполнение из материалов слабой теплопроводности) обычно была равна 1-1,4 м. Кожух вокруг печи имел призматическую форму и выкладывался из обыкновенного кирпича (толщина до 1,5 м) с железными связями. В стене печи и кожуха делались отверстия для выпуска чугуна и для подачи воздуха (так называемые фурмы). Корпус, или само здание доменной печи, обычно повторял в плане форму кожуха, то есть был квадратным, а при 2, 3, 4-х печах - прямоугольным. Расстояние стен от кожуха равнялось 1,5-2 м. Были попытки выкладывать стенку корпуса вместе с кожухом, но корпус здания доменной печи, расширяясь под действием высокой температуры, быстро разрушался, и подобные эксперименты были оставлены. Высота доменного корпуса обычно была равна высоте самой домны (14-15 м) плюс 4-4,5 м (высота колошника, или наддоменннка), то есть всего около 20 м от земли до карниза. Покрывались доменные корпуса четырехскатной крышей, а чаще куполом. К этим покрытиям подвешивались вытяжные трубы, диаметр которых был несколько больше диаметра колошника (верхнего диаметра печи). Действие доменных печей длилось 8-9 месяцев в году. Задувка начиналась с сентября, а выдувка в мае. В летний период обычно домну перекладывали или ремонтировали. Одна домна (первой половины XIX в.) в среднем давала до 10-11 тонн чугуна в сутки при достаточно высоком уровне воды в пруду и применении цилиндрических воздуходувных машин».

   С 1861 по 1864 гг. завод находился в казённом управлении и едва был не продан.

   В 1898 году в связи с коренной реконструкцией производительность печи увеличилась до 40 тонн в сутки. В 1932-м после проведения капитального ремонта была установлена кирпичная кладка, увеличены диаметр горна и высота фурмы, поставлено водяное охлаждение. Но, проработав до 1934-го, из-за нерентабельности производства печь была остановлена.

   С 1886 по 1895 гг. на заводе шла реконструкция. В 1887 году была построена доменная печь № 2, которая проработала до 1914-го. Согласно С.П. Кузнецову, домна была остановлена «ради сокращения вырубки лесов для выжига угля, т.к. естественный прирост не компенсировал расход леса на цели углежжения». В 1930 году печь разобрали. Стоит заметить, что с появлением доменных печей завод стал называться чугунолитейным и железоделательным, а в 1893-м - металлургическим. С кричного производства завод перешёл на более современное пудлингово-сварочное.

Вид на деревянную эстакаду доменного цеха и Свято-Троицкий храм

   В 1891 году построены две газопудлинговые печи “Шпрингер-Сименс” с четырьмя генераторами, действующими на смешанном топливе: хвое, пнях, торфе и т.п. Поставлен прокатный стан с водяной турбиной 250 лошадиных сил и с маховиком, весом обода 30 тонн, диаметром 8,5 м (он сохранился до настоящего времени). Для обжима пудлинговых кусков установлен 5-тонный паровой молот и три паровых котла, отапливаемых газами доменных печей. В 1892-м пущена в работу газосварочная печь системы “Сименс”. В следующем году построены и начали работать двухчелновая листонагревательная и мартеновская 5-тонная печи вблизи доменной печи № 1 на берегу Северушки. В 1894 году окончено строительство нового здания для второй мартеновской печи на левом берегу Северушки на месте сгоревшей в 1839-м кричной фабрики. В 1896 году начала работать новая 10-тонная мартеновская печь системы “Вельман”, - наклоняющаяся для выпуска метала. В этом же году в доменном цехе были поставлены паровая воздуходувка, изготовленная на заводе и воздухонагреватели систем “Массик” и “Крук” для нагрева дутья. Всего на Северском заводе было занято свыше 500 человек (то есть каждый восьмой или даже седьмой человек).

   Род Турчаниновых владел округом до 1911 года. Их наследник, Дмитрий Павлович Соломирский (его отец П.Д. Соломирский был внуком А.Ф. Турчанинова и являлся совладельцем заводов с 1832 г.), в условиях тяжёлого экономического кризиса в стране с большими долгами продаёт (в 1912 г.) округ Акционерному обществу с английским капиталом, оставшись лишь пайщиком этого общества. В 1918 году горный округ был национализирован.

   В годы гражданской войны завод был полностью остановлен и поставлен на консервацию. О причинах этого пишет С.П. Кузнецов в своём труде «Северский чугуноплавильный и железоделательный завод» (1983): «Первое - на защиту Советской власти весной 1918 года добровольцами в Красную армию ушло более половины работающих на заводе. Второе - во время отступления летом 1919 года колчаковцы забрали с собой весь заводской конный транспорт, забрали его и у многих жителей Северского завода и окрестных сел. Оставшихся лошадей во время начавшейся голодовки закололи и съели. …в 1920 году завод был поставлен на консервацию. Безработица и голодовка вынудили взрослых мужчин, да и подростков искать себе пропитания в сельских местностях и очень многие покинули Северский, чтоб … спасти свои семьи от голодной смерти».

   Осенью 1925 года завод был временно передан английской концессии «Лена Голдфилдс Лимитед». (С советской стороны договор подписал председатель Совнархоза Ф.Э. Дзержинский.) Не выполняя принятых по договору обязательств, задерживая выплату зарплаты рабочим, в 1930 году договор с этим предприятием был расторгнут. «Золото! Вот что занимало их умы», - говорит Б. Рябинин.

   В августе 1930 года уполномоченный Госбанка СССР принял завод на баланс Уральского отделения «Лена банк». В январе 1933-го завод перешёл из «Лена банк» в Государственный Всесоюзный трест по производству биметаллических изделий «Биметалл», в июне 1934-го - в трест «Востоксталь», потом - в Главметиз, в Главспецсталь (1939) и, наконец, влился в состав Главуралмета Министерства чёрной металлургии СССР. В 1934 году была организована центральная химическая лаборатория. Год спустя принят в эксплуатацию листопрокатный стан № 1. В годы войны производилась выплавка стали марок С-54, С-63, 1085, 1018, Г-18, пружинной стали. Изготавливались корпуса противотанковых гранат, диски для автоматов, биметаллическая лента для патронных гильз, чугунные печи «буржуйки», деревянные ящики для боеприпасов. В 1943 г. появилась мартеновская печь № 3, а в 1944-м - № 4. Освоено производство белой жести (первый лист получен 7 ноября 1947 г.) и оцинкованного железа. Стало применяться газообразное топливо, а в середине 1950-х - кислородное дутьё.

   В октябре 1956 года Северскому металлургическому заводу присвоено имя Фёдора Александровича Меркулова - заместителя министра чёрной металлургии СССР, который десятилетиями оказывал заботу и поддержку заводу. 12 ноября 1965-го завод переименован в трубный. Это была заметная веха на пути развития старинного уральского предприятия. И в том, что завод получил новое направление деятельности и перспективы на будущее, большая заслуга строителей, монтажников и металлургов. В декабре 1963 года на заводе введён в эксплуатацию 1-й трубоэлектросварочный стан. Построены трубоэлектросварочные цеха № 2 и № 3. Введена в эксплуатацию (1973) углекислотная станция для безбалонного обеспечения трубных цехов газообразной кислотой. В 1975-76 гг. трубам нескольких типоразмеров присвоен государственный «Знак качества». В сентябре 1976-го в мартеновском цехе изготовлены первые трубные слитки. В 1984-м было произведено 1 млн. 73,4 тыс. тонн стальных труб. В сентябре 1986 года за большие заслуги в развитии черной металлургии и обеспечение народного хозяйства трубами высокого качества завод награждён орденом Трудового Красного Знамени. До 1990 г. продукция завода поставлялась в 58 стран мира (Куба, Польша, ГДР, Сирия, Вьетнам, Китай, Индия, Мали и др.). В 1991-м градообразующее предприятие вошло в состав концерна «Трубопром». В 1992-м завод преобразован в ОАО «СТЗ». В 1994-м получен сертификат и монограмма американского института нефти, что означало мировое признание завода как производителя труб высокого качества. В ноябре 1997 года присвоено звание «Лучшее предприятие России».

   С 2001 года ОАО «Северский трубный завод» («СТЗ») входит в состав одного из крупнейшего мирового производителя трубной продукции ОАО «Трубная металлургическая компания» («ТМК»). Введены в строй новые производственные агрегаты: «печь-ковш» немецкой фирмы SMS Demag производительностью до 1 млн. тонн стали в год (2002); машина непрерывного литья заготовок производственной мощностью 950 тыс. тонн непрерывнолитой заготовки в год (2006); дуговая сталеплавильная печь мощностью 1 млн. тонн в год (2008). В 2005 году завод удостоен золотой медали Российско-швейцарского Бизнес-клуба за безупречную деловую репутацию. В июне 2007-го зарегистрирован товарный знак ОАО «СТЗ», которым стало графическое изображение здания Северской домны. В 2008-м в реконструкцию завода было вложено около 13 млрд. рублей. Таким образом, СТЗ завершил процесс перехода от мартеновского к высокотехнологичному электросталеплавильному производству.

   Сегодня завод является самым крупным предприятием города и одним из производителей труб в России. Производит горячекатаные и электросварные стальные (круглые и профильные) трубы для нефтегазовой промышленности, машиностроения, коммунального хозяйства и др.


Полевской район - Полевской городской округ

   12 ноября 1923 года с образованием Уральской области образован Полевской район с центром Полевской завод. (До этого Полевской и Северский заводы и поселения при них существовали автономно.) 27 августа 1928 года Полевской и Северский заводы были отнесены к категории рабочих посёлков.

   К посёлку Полевской примыкали посёлки Криолитового завода (Криолитовый), Первомайский, Мыс и Ленинский. Первый примыкал к промплощадке завода с северо-западной стороны. Второй располагался на южном берегу Железянского (ныне Криолитового) пруда, напротив завода. Третий стоял рядом с Гумёшками. В черту последнего входили улицы Володарского, Хохрякова, Пушкина, Челюскинцев и Торопова... (продолжение в книге «Destination: Полевской», 2013)

   «К посёлку Северский примыкали посёлок Октябрьский, микрорайоны Далека, Пеньковка, Шамага, прииск Красногорский, рудник Осиновский, подстанция СУГРЭС № 12.

   27 марта 1942 года рабочий посёлок Полевской стал городом Полевским. После того, как город выделили из состава Полевского района и отнесли к категории городов областного подчинения (4 марта 1946 г.), Полевской район был ликвидирован. В городскую черту города Полевского включён посёлок Северский. Рабочий посёлок Зюзельский и сельсоветы Кособродский, Кургановский, Мраморский и Полдневской административно подчинены Полевскому горсовету.

   В 29 августа 1967 года административный центр из южной части города был переведён в северную часть города. В декабре 1996-го создано муниципальное образование «Город Полевской», главой которого в 1997-м избрали Виктора Александровича Колмогорова. С 2004-го оно было наделено статусом городского округа и с 1 января 2006 года стало именоваться «Полевской городской округ».

   Сегодня население ПГО составляет около 64 тыс. человек. Непосредственно в городе проживают около 60 тыс. жителей.

Мне нравится мой город Полевской.
А чем? Попробую сейчас вам рассказать…
Мой город и сейчас как молодой,
И есть ему гостям что показать.
Стоит Азов - могучий великан,
Какую тайну он в себе таит?
Мелькнёт Хозяйки стройный стан,
Данилу-мастера она пленит.
Хранит богатства под горой немой,
Она их охраняет крепко,
Там малахит, зелёный, расписной,
И яшмы как рябины ветка.
И Эйфелева башня есть своя,
Не нужно нам лететь к ней за моря.
Есть старой домны
Интереснейший музей.
Историей немногословной
Он привлекает множество гостей.
Люблю природу края своего:
Нам с родниками крупно повезло.
И в памяти моей ты навсегда,
Чистейших родников хрустальная вода.
Ты, Полевской, - ты родина моя,
Тебя я не забуду никогда.
                            Д. Спицина


   НИКАКАЯ ЧАСТЬ ДАННОЙ СТАТЬИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВОСПРОИЗВЕДЕНА В СЕТИ ИНТЕРНЕТ (НА ДРУГИХ САЙТАХ), НА ЭЛЕКТРОННЫХ НОСИТЕЛЯХ, В ПЕЧАТНЫХ И ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ ВЛАДЕЛЬЦА АВТОРСКИХ ПРАВ (т.е. без разрешения Карпова С.О.).


0




 Блок для комментариев



Rambler's Top100